ДОКЛАД НАЧАЛЬНИКА I СТАЛЬНОЙ ДИВИЗИИ Д.П. ЖЛОБЫ
И КОМАНДУЮЩЕГО ПЯТИГОРСКИМ ВОЕННЫМ ОКРУГОМ А.М. БЕЛЕНКОВИЧА
ВОЕННОМУ СОВЕТУ СКВО О ДВИЖЕНИИ ДИВИЗИИ С СЕВЕРНОГО КАВКАЗА К ЦАРИЦЫНУ

18—19 сентября 1918 г.

Довожу до вашего сведения, что задачу, данную вами мне о срочном выводе войск на линию общего фронта, не представилось возможным выполнить по следующим причинам: ваш приказ, адресованный на имя Калинина, Чистова и Беленковича, никого не застал на означенных должностях. Вся власть на Северном Кавказе по части командования войсками принадлежит ныне главнокомандующему Сорокину, который, выслушав мой доклад и получив документы, отнесся весьма несочувственно и самые приказы просто сунул под сукно, заявив, что якобы такой план им выполняется и приказ из Царицына запоздал, когда в действительности вся армия находится в мешке и часто остается наглухо отрезанной, а с некоторыми фронтами, как то: Таманский и Владикавказский фронты, не имеет никакой связи.

Астраханский транспорт налажен весьма слабо и находится под угрозой быть захваченным, недостаток патронов и снарядов принял хроническое положение.

В момент моего приезда части, спровоцированные тем, якобы к ним на помощь движутся российские войска в большом количестве, начали самовольно сниматься с фронта в порыве связаться с теми войсками, выйдя из повиновения. В числе этих войск находились ранее вверенные мне полки, и с моим появлением в таковых (хотя они и находились под опалой Сорокина, выражавшейся в том, что он объявлял [их] изменниками и предателями, а также издал приказ о разоружении и расстреле данных частей) мною был установлен порядок и даже больше — они согласились под моим начальством занять указанные позиции.

Здесь же развернулись следующего рода события. Про­тивник, зная, что все тупое[1] внимание нашего командного состава обращено в лоб на следующие пункты: Армавир, Белореченская и далее по Кубани, предпринял обходное движение с целью захватить стц. Невиномысскую и переправиться по ту сторону Кубани, отрезав и охватив кольцом наши войска.

Части, расположенные на фронте вокруг Невинномысской, под давлением противника в панике отступили в самую станицу, а противник, развивая успех, начал обстреливать артиллерийским и ружейным огнем станцию и станицу, и части противника подошли вплотную к ст. Невинномысская. Все наши части, кроме вверенных мне, начали паническое отступление; моя же часть, только вчера объявленная изменнической и подлежащая разоружению, быстро, по моей инициа­тиве, развернулась и приняла бой. Отразив целый ряд атак противника, отогнали его на несколько десятков верст, а главком же после боя выехал с музыкой, покурсировал, а затем дал телеграмму по войскам о том, что он лично руководил во время боя войсками и его усилиями спасено общее положение.

Помятуя ранее данное мне вами поручение и учитывая общее положение, ведущее к гибели всей армии, столь важное для дела революции, я снова вступил в переговоры с главкомом Сорокиным и добился его разрешения о выступлении моего кавалерийского полка на Святой Крест, имея в виду, что следующие мои полки по мере надобности будут перекинуты в данный район для установления линии фронта, как крайне важного. Но здесь политика главкома Сорокина резко изменилась, и части не только не выводятся под угрозой разоружения и расстрела, [но] задержанные, подвергнуты полному разложению и вообще оставлены на произвол судьбы. Причем мое личное положение в данном случае самое критическое: с одной стороны, ответственность за гибель вверенных и верящих мне частей, с другой стороны, гнусная провокация со стороны Сорокина и чуть ли не объявление меня вне закона.

Должен заметить, что все это нисколько не поколебало во мне веры в справедливость творимого мною, заранее обдуманного к разработанного с вами дела.

В настоящий момент я с вверенной мне Стальной дивизией не в полном составе, ибо часть ее оторвана, как ранее я указал, нахожусь в Благодарном и занят выполнением известной вам задачи своими собственными силами. Причем для данной цели, мною привлечен целый ряд ценных и верных работников, как то: старый мой товарищ Беленкович и многие другие, положение которого еще более осложнено, чем мое; мне чуть ли не силой пришлось вырвать его из рук власть имущих, причем, конечно, нет советских властей, ибо таковые все на его стороне, но бессильны бороться с создавшейся военной кликой.

Податели сего — делегаты, командированные нами от частей войск, входящих в состав дивизии, командированы нами с целым рядом требований на необходимое вооружение и снаряжение и прочее для вышеуказанной дивизии.

Со своей стороны я и т. Беленкович просим вас сделать все, что окажется возможным в удовлетворении просимого.

С товарищеским приветом Д. Жлоба

Беленкович

ЦГАСА, ф. 25896, оп. 9, д. 730, л. 28 и об. Подлинник.

Опубл.: Южный фронт (май 1918-март 1919). Борьба советского народа с интервентами и белогвардейцами на Юге России. Ростов-на-Дону. Ростовское книжное издательство. 1962. С. 143-145

 



[1]Так в документе.

Официальный сайт Федерального архивного агентства Портал Архивы России Федерального архивного агентства Сайт Солдат.ru Официальный сайт Министерства культуры Российской Федерации Официальный сайт Всероссийского НИИ документоведения и архивного дела Портал государственных и муниципальных услуг Выборы Президента России
© 2011 - 2018 Правительство Ростовской области
факс 244-09-83