ДОКЛАД ГЛАВНОГО ШТАБА КУБАНО-ЧЕРНОМОРСКОИ РЕСПУБЛИКИ
О ПОЛОЖЕНИИ НА ЮГО-ВОСТОКЕ РОССИИ

29 июля 1918 г.

Отступающая советская Украинская армия частью через Таганрог на Ростов, а частью через Дебальцево — Зверево также на Ростов была под давлением немцев расчленена, а именно: I и II Украинские армии, а частью III стремились:

1)                по вышеуказанным линиям с Иловайской — Таганрог — Ростов,

2)                Дебальцево — Зверево — Шахтная — Новочеркасск— Ростов,

3)                Миллерово — Зверево — Ростов, концентрируя свои силы к Ростову и Батайску. 4 мая (под пасху.) неожиданно напали на Ростов щербачевские отряды, которые сосредоточили огонь по вокзалу Ростова, а вслед за ними наступали немцы со стороны Таганрога и со стороны Зверево по железным дорогам. Войска, находящиеся в Ростове, в паническом смятении отступили в Батайск. В самом Ростове был ряд боев, в результате в Нахичевани были отрезаны большие силы украинских войск, эшелоны которых простирались до Зверева. Но после твердого нажима украинских войск многим снова пришлось пробиться к Батайску, остальные же части вернулись к Лихой; части III и V армии, которые повели отступление по Восточно-Донецкой, — к Царицыну. Армии же I, II -и части III стали отступать на железную дорогу Батайск — Тихорецкая — Царицын. Это было 6—8 мая.

IV армия, раньше отступившая на Лиски — Воронеж, сейчас и находится в этом районе боевых действий. Из армий I, II и части III осталось в .Батайске 26 орудий. Войска положительно решили защищать Батайск и не пускать дальше немцев. Неоднократные и решительные наступления немцев данными силами нашими частями отражались с таким мужеством, что колонны наступающих немцев обращались в бегство. Здесь было положено начало первых побед и укрепление дисциплины в войсках.

Но изнемогая в неравной борьбе по количественности войск — у немцев было до 8000 пехоты, конницы не замечалось, а если была, то ничтожна; артиллерия имела преимущество перед нашей (у них имелось 36 орудий), одна треть которых имела 6-дюймовые калибры, каковых у нас значилось всего 3—4. Мы их били потому, что естественное положение местности, разливы Дона давали нам возможность крепко держаться. Здесь впервые пришлось проявить особую энергию в смысле устранения реквизиции и конфискации, сделать много докладов по Советам, объединиться с ними, дабы не иметь в тылу врагов и значительно поднять дух в войсках, а затем призвать новые силы Черноморо-Кубанской республики, указывая на опасность вторжения немцев, если отдать Батайск. Постановлением войск, защищающих входы в Батайск, было решено последним криком уставших борцов в неравном бою с немцами призвать силы Кубано-Черноморской республики для вступления в ряды войск, бьющихся под Ростовом...[1] Много было потрачено усилий, и в результате удалось лишь некоторые части кубанских войск вытащить на позиции — это был /Бакинский полк. Другие же части были привлечены в конце мая. Бакинский полк выступил 15 мая после доклада в Тихорецкой т. Турбина о мирных переговорах с немцами, которые хотя и глумились по отношению к советским войскам, но поражение их под Ростовом заставило уже уважать последние. И так как т. Турбин был представителем от войск фронта, сражающегося против немцев, то они особенно интересовались, что такое за войска, так твердо сражающиеся, непохожие на те, что отступали из Украины.

Ввиду несогласованности установления демаркационной линии, военные действия с 15 мая вечером возобновились с наибольшим напряжением. Немцы повели наступление от стц. Ольгинской на Хомутовку. С последней начинались уже кадетские фронты — Алексеева, Краснова, Покровского, Маркова и других. Там уже 13—14 мая шли бои под Кагальницкой, Мечетинской, стц. Шамшино, Ильинской. После решительного боя полков товарищей Жлобы и Черняка под Крыловской и Сосыкой кадеты были разбиты наголову и бежали на Ново-Покровскую за Ильинскую и т. д. В общем, к числу 20 мая фронт наш был обеспечен положительно, так как к Ростову была двинута армия Сорокина, которая между 18—22 мая приняла решительный бой с наступающим немцем со стороны Ольгинской, Хомутовской и Злодейской. Запоздалость сорокинской армии дала возможность немцам подойти к ст. Каяла на 2—3 версты, но решительной контратакой немцы были опрокинуты (их было до 16000) армией Сорокина и бывшими украинскими войсками. Немцы постыдно бежали, оставив на поле сражения до 5000 трупов и не менее раненых. С нашей же стороны также жертвы были велики. Снова наши войска вошли в Батайск, но по неизвестным причинам того момента войска вышли из Батайска и закрепились в 3—4 верстах от него, где и стояли до 10 июля, ведя уже почетные мирные переговоры, начатые с 14 мая и не оконченные до 10 июля.

Главнокомандующим Калниньш при участии товарища докладчика все меры принимались к нижеследующему: во что бы то ни стало закрепить железную дорогу Тихорецк — Торговая — Царицын, как единственный прямой путь на получение вооружения, снаряжения и т. д. В этом направлении подтягивались силы к узлу Тихорецкой командующего Одарюка, силы эти при требовании со стороны Главнокомандующего занять должные позиции всячески уклонялись под разными предлогами — недохватом ружей, сабель, пулеметов, обмундировки, обоза и др. Все это мы ждали получить из Царицына, но ничего не получили.

Время шло, и упомянутые войска в половине июня бежали кто куда. Кавалерия же частей Одарюка в 1300 человек, желая передаться на сторону алексеевских банд, была настигнута, разбита и разбежалась, исключая 200—300 человек, перешедших в стан Алексеева; пехота же с Тихорецкого узла в эту ночь в количестве 3—4 полков также разбежалась, оставив пустые вагоны эшелонов, из коих самая незначительная часть возвратилась в Тихорецк.

Но, не успев закончить ликвидацию этой истории, пришлось сильно бороться со ставропольскими войсками и защищающими Медвежинский уезд, где велась черная агитация с призывом дальше своей границы никуда не выступать, или просили эти войска дать им документы, что они призваны насильно, чтобы их, в случае разобьют кадеты, не могли бы расстреливать. Кадеты же тем временем все ближе подбирались к Торговой. Командующие Думенко, Болоцкий, Шевкоплясов, Васильев 1-й и Васильев 2-й засыпали телеграммами главный штаб Калнина о помощи, куда мы посылали все, что могли, кроме живой силы, зная хорошо, что у главнокомандующего Ставропольским войском Веревкина имелась налицо 18-тысячная армия, занимающая фронт от Белой Глины на Торговую, помимо авангардных сил Думенко, Шевкоплясова, Васильева и других. Надеясь на все эти силы, командующим 3 колонной Федько и командиром дивизии Жлобой были развиты операции на Кагальницкую, Мечетинскую и Егорлыкскую станицы с целью отбросить противника за линию железной дороги, где бы его взяли в кольцо: с одной стороны —царицынские войска, находящиеся в Великокняжеской, с другой стороны — ставропольские войска и с третьей стороны — третья колонна командующего Федько. Вопрос должен бы быть решенным: снаряды, обмундировка, находящиеся в Зимовниках, должны бы быть взяты, войска были бы обеспечены, победа была бы решительной. Но войска, находящиеся в Великокняжеской, дрогнули и бежали. Ставропольские войска в худшей панике также разбежались, войска же третьей колонны Федько и командира дивизии Жлобы, разбив кадетов под Кагальницкой, Мечетинской и Егорлыкской, гнали и давили кадетов на две точки — великокняжеских войск и ставропольских. (Последние своим бегством открыли фронт — и кадеты волной стали заходить в тыл третьей колонны, которой после ожесточенных боев наступления пришлось отступить с боем, не имея запасов, патронов и снарядов, что предрешило сдачу Тихорецкой. Зная недостаток патронов и снарядов и не имея никакой связи с Царицыным, 9 июля, согласно предложения Калнина, т. Турбин выехал в Царицын из Тихорецкой.

По имеющимся сведениям от адъютанта командующего ставропольскими войсками Веревкина, который из Екатеринодара выбыл в Царицын 20 июля, удалось выяснить, что командующий третьей колонной Федько тяжело ранен под ст. Тихорецкая семью пулями. Положение его опасно. Начальник штаба главнокомандующего Балабин убит; вообще порядочная убыль в командном составе.

ЦГАСА, ф. 25896, оп. 9, д. 730. л. 25 и об. Копия.

 

Опубл. Южный фронт (май 1918-март 1919). Борьба советского народа с интервентами и белогвардейцами на Юге России. Ростов-на-Дону. Ростовское книжное издательство.

1962. С. 93-96

 



[1]Отточие документа.

Официальный сайт Федерального архивного агентства Портал Архивы России Федерального архивного агентства Сайт Солдат.ru Официальный сайт Министерства культуры Российской Федерации Официальный сайт Всероссийского НИИ документоведения и архивного дела Портал государственных и муниципальных услуг Выборы Президента России
© 2011 - 2018 Правительство Ростовской области
факс 244-09-83